Казахстан: новая волна эмиграции?

Исторически сложилось, что в Казахстане проживают представители свыше 120 национальностей: казахи, русские, украинцы, татары, немцы, корейцы, чеченцы... Казахстан был не только местом ссылок и депортаций, но и всесоюзных ударных строек и кампаний. Однако вследствие продолжающейся эмиграции это многообразие постепенно сходит на нет. Так, если к моменту обретения независимости казахи составляли 50% населения (и выше) только в 6 регионах Казахстана, то в настоящее время – в 13. При этом в республике пока осталось только две области, где казахи не являются этническим большинством – Костанайская и Северо-Казахстанская.
 
Массовая эмиграция из страны началась в 1990-х годах и тогда объяснялась главным образом системным экономическим, социальным и политическим кризисом, охватившим все республики бывшего СССР. Позднее бегство населения из страны, достигнув минимума в 2013 году – 24,38 тыс. человек, стало менее существенным. Затем рост числа уезжающих возобновился, и в 2017 году количество эмигрантов достигло уже 37,73 тыс. человек. В этом году темпы выбытия самые высокие за последние пять лет. За январь-июнь, по официальной статистике, выбыло 17,17 тыс. человек. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года показатель вырос на 14%, и по итогам года он, судя по всему, превысит предыдущий.
 
Казахстан лидирует среди стран ЕАЭС по оттоку населения. Отъезжающие эмигрируют в Россию, Германию, Польшу, США, Канаду, Израиль. Чаще всего переезжают в Российскую Федерацию – 15,07 тыс. человек за январь-июнь текущего года, или 87,8% от всего потока внешних мигрантов. Многие предпочли бы Европу, но шансов найти работу в России намного больше.
 
Этнический состав покидающих республику граждан соответствует географии миграции. Миграционный обмен страны преимущественно происходит с государствами СНГ: на них приходится 77,3% прибывших и 88,8% выбывших. Наиболее активно покидают Казахстан русские, немцы и украинцы. Так, в первой половине текущего года русская часть эмигрантов составила 12,38 тыс. человек, или 72,1% от общего оттока. На втором месте немцы – 1,34 тыс. человек, из них 725 переехали в страны СНГ, 615 − в другие государства. На третьем месте по оттоку оказались украинцы – 1,08 тыс. человек, или 6,3% от общего потока мигрантов. В десятку покидавших Казахстан этносов вошли татары, поляки, белорусы, корейцы, чеченцы, узбеки.
 
Покидают страну и этнические казахи. За шесть месяцев из РК выехали 735 казахов, из которых 517 перебрались в страны Содружества, а 218 – в другие государства. Приток мигрантов в Казахстан более чем наполовину обеспечивается за счет этнических казахов (оралманов). Но если сравнивать с потоком казахов, прибывших в 2011-2012 годах, то темпы иммиграции титульной нации упали вдвое.
 
За годы независимости этнический состав населения радикально изменился: если в 1989 году коренное население составляло 6,53 млн человек, или 39,7% от общего населения страны, то к началу 2018 года количество казахов достигло 12,25 млн человек, или 67,5%. Доля русского население сократилась почти вдвое – с 37,8% до 19,8%, немцев – с 5,8% до менее 1%, украинцев – с 5,4% до 1,5%.
 
Положение дел с внешней миграцией в Казахстане не вызывало бы тревоги (ее размеры относительно общей численности населения сегодня невелики), если бы число эмигрантов снова не стало превышать число иммигрантов. Страну в прошлом году  покинуло почти в 2,5 раза больше людей, чем прибыло. За январь-июнь нынешнего года в Казахстан прибыло 6,37 тыс. человек, что на 26,5% меньше, чем за аналогичный период предыдущего года. Это, безусловно, свидетельствует о том, что социальное самочувствие населения не столь прекрасно, как декларируется властями.
 
Отрицательное сальдо миграции населения эксперты объясняют как социальными и экономическими причинами, так и издержками национальной политики. Среди первых – недостаток рабочих мест, падение реальных доходов, деградирующие медицина и образование, отсутствие социальных лифтов, разрастающаяся на высшем уровне коррупция, разочарование в пенсионной системе (правительство и Нацбанк используют деньги ЕНПФ как кубышку для латания дыр в экономике), ползучая девальвация.
 
Среди политических причин отмечают длящуюся уже многие годы политическую стагнацию, перекосы в кадровой политике (среди чиновников, госслужащих, крупного бизнеса казахов – 95%, среди силовиков их – 99%), страх перед предстоящей сменой власти. Бытовой национализм, сокращение русскоязычных школ и решение властей о переводе казахского алфавита с кириллицы на латиницу эксперты также расценивают как реальные «выталкивающие» факторы.
 
Не добавляют оптимизма и не пресекаемые властью, чреватые межнациональными конфликтами провокации и скандалы национал-популистов, способные завести ситуацию в неуправляемое русло. Эти проблемы усугубляются падающим уровнем доверия к власти. Все суммируется в неверие части населения страны в будущее, в отсутствие перспектив для себя и детей в новых реалиях. Многие казахстанцы живут с понятием отложенного выбора, раздумывая, куда податься при возникновении такой необходимости.
 
Понятно, что страну покидают те, у кого есть возможности обустроиться на новых местах, выбрать для себя более высокие стандарты жизни. Эксперты отмечают, что уезжают из Казахстана в основном квалифицированные кадры: образованные люди, технические специалисты, творческая интеллигенция. И незаметно, чтобы государство пыталось активно переломить эту тенденцию. Так, в первом полугодии текущего года из страны на постоянное место жительства выехало 13 тыс. человек старше 15 лет, из них 5,25 тыс., или 40%, имеют высшее и 4,19 тыс., или 32% − среднее профессиональное образование. Из них 17,7% имеют экономическое образование, 10,5% − педагогическое, 5,3% − медицинское. 
 
Вместо уехавших специалистов приезжают не отличающиеся высоким уровнем образования казахские оралманы (переселенцы) из других стран. В частности, по данным аналитического портала Finprom.kz, квалифицированных кадров в 2017 году прибыло на 15% меньше, чем в 2015 году. Причем их доля от общего количества прибывших составила 36%, тогда как в 2015 году – 40,9%. 
 
Отличительной чертой новой волны эмиграции от предыдущих является ее значительная молодежная составляющая. Молодежь уезжает очень активно. По данным Ассоциации вузов Казахстана, в 2017 году из 131 тыс. выпускников местных школ около 40 тыс. уехали поступать в вузы России. Там и учат лучше, и стоит это дешевле плюс возможность трудоустройства в России. В результате этих студентов можно рассматривать как потенциальных эмигрантов.
 
 Конечно, власти Казахстана обеспокоены растущим оттоком из страны квалифицированных кадров и молодежи. С другой стороны, по мнению казахской элиты, преобладание славянского населения в граничащих с Россией областях порождает опасность «крымской весны» 2014 года, и власти устраивает смена в них этнического состава населения.
 
С этой целью власти стимулируют переселение на север этнических казахов из южных областей республики. В частности, в феврале 2016 года правительством было принято постановление «Об определении регионов для расселения оралманов и переселенцев», согласно которому к ним относятся Восточно-Казахстанская, Костанайская, Павлодарская и Северо-Казахстанская области. Участникам программы предоставляются субсидии на переезд, обеспечение жильем, оплату коммунальных услуг.
 
При этом делается вид, что ничего особого не происходит. В этом позиция властей, по сути, похожа на позицию национал-популистов, заявляющих, что «жалко терять опытные кадры, профессионалов своего дела – в этом плане это, конечно, плохо. Но, с другой стороны, это снижает идеологическое напряжение между теми, кто смотрит в рот Путину, и теми, кто его не приемлет. Пусть едут и «встают с колен» вместе с себе подобными». 
 
 Безусловно, размеры эмиграции из Казахстана пока не идут ни в какое сравнение с ситуацией 1990-х годов, когда счет шел на сотни тысяч человек. Однако это не исключает возможности кратного возрастания эмиграционного потока при усугублении неблагоприятной для русскоязычного населения республики внутриполитической, языковой, этнокультурной ситуации.